Двенадцать евреев находят Мессию. Глава 8 — Льюис, искатель истины. 1-я часть

Глава 8 — Льюис, искатель истины

Двенадцать евреев находят Мессию. Глава 8 — Льюис, искатель истины

Свою историю Льюис Шерман рассказывал в маленькой комнатке, позади книжной лавки при церкви Христа в старом городе в Иерусалиме.

Иногда мне приходилось выключать магнитофон, чтобы дать ему возможность собраться с мыслями. Особенно его взволновало воспоминание о видении, посланном ему от Господа. Бог показал ему, что Он любит Иерусалим особой любовью. Он привел его в город, о котором сказал: Здесь вселюсь (Пс. 131, 14), вопреки всем его, Льюиса, планам.

С тех пор, — говорит Льюис, — моя любовь к Иерусалиму стала еще сильнее.

Когда мы закончили интервью, я пошел в еврейский квартал, чтобы сфотографировать Стену плача. Оказывается, там, на храмовой площади, разыгралось целое сражение. Я шел по узким улочкам, то и дело останавливаясь, чтобы заглянуть в маленькие магазинчики, где продавались прекрасные картины и скульптуры; я увидел, как мать старалась успокоить плачущего ребенка в коляске, одолеваемого жестоким приступом кашля. Вдруг что-то кольнуло меня в глаза… Это был слезоточивый газ.

Я взобрался на небольшую ограду, чтобы обозреть площадь перед Стеной плача и храмовую гору с возвышавшейся на ней золотокупольной мечетью. Площадь перед Стеной плача была пуста. Обычно в Праздник Кущей сюда приходят молиться десятки тысяч евреев. Несколькими часами ранее арабские юноши стали бросать камни в молящихся евреев, так что на площадь обрушился град камней. Я видел, как солдаты ворвались в ворота и, стреляя на ходу, выбежали на площадь, чтобы выбить этих молодых арабов.

В результате 21 араб был убит и 125 — ранено, но также ранено и 19 израильтян.

Это было ужасное зрелище! Слезы катились по моему лицу не только от слезоточивого газа, расползавшегося от храмовой горы. Я ощущал, как здесь разыгрывается грандиозная духовная битва. Мне вспомнилось: Ты восстанешь, умилосердишься над Сионом; ибо время помиловать его (Пс. 101, 14).

Сколько еще предстоит пролить крови, прежде чем будет возвращена эта часть Земли Обетованной и Мессия сможет вновь прийти на землю!

Я родился в 1944 г., в Бруклине, одном из районов Нью-Йорка, в еврейской семье. Особенно сильное влияние на мою жизнь оказали дедушка с бабушкой, принадлежавшие к ортодоксам. Они настояли, чтобы меня воспитали в еврейской вере. С шестилетнего возраста и, наряду с обычной школой, посещал еще и еврейскую. В семь лет я уже интуитивно чувствовал, что настоящая жизнь начнется у меня только тогда, когда будет обретена истина. Но что это означает, я не знал.

Я соблюдал все еврейские традиции и мало общался с детьми нееврейскими. О Евангелии не слышал никогда. Единственное соприкосновение с христианством состояло в том, что в детстве меня били, а в дальнейшем многие люди мне докучали, заявляя, что мы, евреи, убили Иисуса.

В 13 лет, после моей Бар-Мицвы, я решил познакомиться и с другими религиями. На уроках на интересовавшие меня темы пытался завязать разговор с раввинами, так как невыносимо было постоянно повторять молитвы, не понимая, что они означают. Однако от нас именно это и требовалось.

Мной овладело неодолимое желание познать истину. Я не стремился изучать христианство. С ним у меня был связан только отрицательный опыт. Знал я о нем немного, считая, к примеру, что различные деноминации пользуются разными Библиями.

С тринадцатилетнего возраста я начал интересоваться философией, и примерно в то же время приступил к занятиям музыкой. В довольно юном возрасте я уже вполне профессионально играл на гитаре, благодаря чему познакомился с музыкальным миром и вечерними развлечениями.

В результате — стал употреблять наркотики. В те времена на эстрадных подмостках в Нью-Йорке процветала наркомания, и я попался в эту ловушку. Как говорится в Библии, дружба с глупыми развращает. Я покатился вниз по наклонной плоскости, все больше употребляя наркотики, и в конце концов пристрастился к ним. Это был темный период в моей жизни, о котором лучше не вспоминать. В 1968 году я не смог заплатить за музыкальный курс в Бостонском университете и вернулся в Нью-Йорк, чтобы поработать год музыкантом. Надеялся, что смогу скопить денег для завершения образования.

Но как раз шла война во Вьетнаме, и так как я оставил учебу, меня могли призвать на военную службу. Я решил как можно скорее уехать за границу. У меня были друзья из Скандинавии, и я решил: Поеду в Швецию. Все, что я когда-то слышал о скандинавских странах, выглядело привлекательно. Я помнил фильм Денни Кея по сказкам Ганса Христиана Андерсена, в котором дудочник в пестром костюме ходил вокруг фонтана в Копенгагене. Так я представлял себе Скандинавию и такой мечтал увидеть.

Сказав родителям, что уезжаю из Соединенных Штатов и, вероятно, не вернусь в течение десяти лет, с рюкзаком за плечами и с гитарой в руках я сел на самолет, направлявшийся в Копенгаген. В Копенгагене я пробыл недолго, выступая совместно с несколькими другими музыкантами; там я не чувствовал себя свободно.

Я отправился в Швецию навестить друга; добраться до университетского городка Лунда заняло всего сорок минут на пароходе и двадцать минут на поезде. В Лунде я познакомился со шведкой, которая стала моей женой. Она училась в том же университете, и мы стали жить вместе. Мы оба были людьми ищущими и не признавали традиционного брака. Мы изучали различные религии и секты. В те дни я был далек от Бога, но все же имел большое желание обрести истину.

Совершенно случайно прочтя книгу одного философа, не христианина, утверждавшего, что Евангелия представляют собой нечто особенное, я подумал: Поскольку уже все перепробовано, почему бы не почитать еще Евангелие? Мы поехали в Стокгольм и в книжном магазине я попросил Евангелие. Мне показали полную Библию в переводе короля Иакова. Это удивило меня: еврейский Ветхий Завет в одной книге с христианским Новым Заветом.

Очутившись в комнате один, я начал читать. Я открыл Библию на Евангелии от Иоанна (8, 31): Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики. И познаете истину, и истина сделает вас свободными.

Внезапно комната наполнилась присутствием Божиим. Дух коснулся меня, и я увидел некоторые вещи, меня потрясшие. Во-первых, я увидел, что моя собственная жизнь все дальше и дальше уходит от Бога; мой образ жизни был полным пренебрежением Божественных заповедей. Другими словами, я увидел свою греховность и как далеко отстою от Бога.

Я видел, что все существующие в мире проблемы, от малейшей личной драмы до величайших политических кризисов, коренятся в отпадении человечества от Бога.

Далее я увидел, что Иисус на кресте не только испытывал боль физическую, но взял на Себя все страдания рода человеческого. Он понес на Себе последствия грехов человечества в прошлом, настоящем и будущем.

Я не понял этого откровения полностью: слишком ошеломленный, не мог всего уразуметь сразу. Я решил взглянуть на евангельские события с точки зрения своего еврейского происхождения. Выбранный мною способ состоял в том, чтобы поехать в Израиль и поговорить там с раввинами. Я сказал жене, ожидавшей в то время нашего первого ребенка: Еду в Израиль. Не знаю, когда вернусь и вернусь ли вообще, но я должен поехать.

Как раз начались рождественские каникулы. По прибытии в Израиль я записался в иешиву, богословскую школу. Я сразу же стал задавать раввинам вопросы об Иисусе. Двое из них посоветовали мне вырвать Новый Завет из моего экземпляра Библии. Третий хотел тайком поговорить со мной, но из этого ничего не вышло, потому что я ушел из иешивы. Я пытался найти ответы на волновавшие душу вопросы, но иешива не дала мне ни одного ответа.

Я пробыл в Израиле два месяца, работая в разных киббуцах, но мне ни разу не пришло в голову зайти в церковь. Христианство совсем меня не интересовало. Но я уже продвинулся столь далеко, что сознавал: Иешуа есть Мессия. Я не мог полностью понять, что это означает, и еще не принял Его в свое сердце. Рядом не было никого, кто мог бы объяснить мне Евангелие.

Я вернулся в Швецию, и мы оба с женой чувствовали, что что-то должно произойти. Моя жена написала на листочке бумаги по-шведски: Мы ожидаем искры, которая все осветит, и прикрепила его на кухне к стене. Наши взгляды на жизнь представляли собой кашу: вера в Бога вперемешку с восточной мистикой.

По некоторым причинам мы думали, что в Англии живут более духовной жизнью, чем в Швеции. Мы сказали себе: Если Бог пошлет нужную сумму денег, будем считать это знаком, что мы должны поехать в Англию. Речь шла о сумме, собрать которую в течение шести месяцев для нас представлялось невозможным.

В то время я давал уроки музыки в одной стокгольмской школе. Моим предметом была современная музыка. В течение шести месяцев я заработал сумму, вдвое большую, чем та, что имелась в виду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *