Двенадцать евреев находят Мессию. Глава 7 — Михаил, выпускник иешивы. 2-я часть

В Талмуде содержались такие вещи, в которые я не мог поверить. В нем теряются чистота и простота Библии. Библия открыта каждому. Понимать ее может любой, так же, как и верить в Бога. В ней нет правил, столь сложных, что требуется целая жизнь, для того чтобы их уразуметь. Но я старался не обращать внимания на подобные несуразности. Я так хотел, чтобы ортодоксальное учение смогло дать ответ на мои вопросы! И чем несчастнее я себя чувствовал, тем старательнее занимался.

Некоторые покидают иешиву, если их переполняют сомнения. Другие, напротив, превращаются в фанатиков, стараясь свои сомнения заглушить. Я все более и более становился ортодоксом-экстремистом. Я одевался только в черное и носил черную шляпу. Я следовал литовской традиции, делающей упор на схоластике в отличие от хасидизма, выделяющего этические и эмоциональные стороны религии. Получался порочный круг. Чем больше я втягивался в новый образ жизни, тем становилось тяжелее, а от этого я втягивался в него еще больше.

Я был уже близок к нервному расстройству; спал на скамье в школьной аудитории и первый вскакивал на утреннюю молитву. Вставал в четыре часа утра, молился и занимался до семи часов, затем быстро завтракал и снова садился за занятия до глубокой ночи. На меня сыпалась масса похвал и знаков отличия, но это уже не удовлетворяло меня.

Так продолжалось три с половиной года. Затем меня навестили мои родители, приехавшие из Соединенных Штатов. К тому времени я достиг вершины в учебе и был удостоен звания раввина — доказательство того, что я вышел на определенный уровень. Я гордился этим, но мое фанатическое рвение стало понемногу убывать. Я понукал себя, рассуждая следующим образом: Представь, что ты положил в банк большую сумму. Ты не должен ни о чем спрашивать, потому что позже получишь от нее проценты. Теперь, когда я был накануне окончания иешивы, учителя побуждали меня жениться, так как вскоре я сам должен был стать учителем. Мне следовало быть благодарным и испытывать удовлетворение, однако этого не было. Мне следовало быть уверенным в себе, а меня переполняли вопросы. Как будто я утратил вдохновение.

Как-то я вспомнил о моем друге из Вирджинии. Когда он стал христианином, то обрел мир и радость; я же чувствовал себя в духовной тюрьме. Я готов был сделать все, что угодно, лишь бы и мне удалось обрести такой же мир в душе. И тогда я, еще будучи в иешиве, стал потихоньку искать контактов с мессианскими евреями. О том, что они существуют, я знал благодаря тому, что евреи-ортодоксы их преследовали. Меня просили участвовать в одной антимиссионерской организации, боровшейся с мессианскими евреями. Но я отказался, так как в глубине души чувствовал, что правота на их стороне. Благодаря информации, полученной мной от этой организации, я смог связаться с мессианскими евреями. Я посетил книжный магазин, где купил Новый Завет и несколько других христианских книг и начал тайком их читать. Постепенно Иисус стал приобретать для меня все большее значение.

Учителя думали, что со мной что-то не в порядке, потому что я ни в какую не хотел жениться. Они стали оказывать на меня давление. Обычно сами раввины подыскивают подходящую кандидатуру и устраивают встречу. Им казалось, что мне подойдет дочь одного известного раввина. Было договорено о времени и месте встречи. При этом присутствовали мой раввин, ее раввин и ее отец. Мы разговаривали обо всем на свете, стараясь выяснить для себя, насколько мы подходим друг другу.

Если вас удовлетворяет данная кандидатура, вы говорите об этом своему раввину, он сообщает ее раввину, и тогда устраивается следующая встреча. В противном случае переговоры прекращаются, и вам подыскивают новую кандидатуру. Если все идет хорошо, молодые обручаются и вскоре играют свадьбу.

У меня не было желания жениться на той девушке, так как это означало бы навсегда завязнуть в ортодоксальных кругах. Я знал, что быть ортодоксом и одновременно верить в Иисуса невозможно. Это равносильно тому, чтобы, получив ключи от двери камеры, тем не менее продолжать оставаться в ней.

Мы разговаривали о наших интересах, нашем прошлом, делились надеждами на будущее и т. п. Мы в самом деле понравились друг другу. Но я знал, что должен с этим порвать, как бы ни было трудно. Моя жизнь разваливалась. Я впал в депрессию и потерял всякий интерес к учению.

В иешиве не понимали, что со мной случилось. Они думали: Пошлем его в другую школу, в Иерусалимскую иешиву; возможно, перемена обстановки пойдет ему на пользу. Я согласился, так как знал, что в Иерусалиме больше верующих, чем в Бней-Браке. Может быть, мне удастся связаться с ними; тогда я смогу попросить у них совета, как мне порвать с иешивой и ортодоксами. Самому решиться на это у меня не хватало духовных сил.

Уж будучи в Иерусалиме, я пошел в сад, расположенный возле предполагаемого Гроба Господня, чтобы помолиться там Господу. Я молился: Господи, покажи, куда мне идти и что делать, ибо я зашел в тупик. Я не могу так дальше жить. После этого мне стало спокойнее. Выйдя из сада Гроба Господня, я пошел пешком через старый город, чтобы сесть на автобус возле Яффских ворот. И вот возле этих ворот я увидел храм — церковь Христа.

Конечно, я часто проходил здесь и раньше, так как церковь находится на пути в еврейский квартал старого города и к Стене плача. Но я никогда раньше не обращал тале, да еще и верующая в Иешуа! Почувствовав, что церковь в арабском квартале выглядит несколько странновато. Табличка на ограде гласила: Старейшая англиканская церковь на Ближнем Востоке, но я никогда раньше не интересовался церквями. В них было что-то пугающее; я знал, что там не любят евреев. Я всегда старался обойти их стороной. Но тут вдруг что-то меня туда потянуло. Я вошел.

Здесь служила секретарем общины израильская девушка из киббуца. Она была верующая. Я заговорил с ней. Поначалу меня удивило: израильская девушка в арабском квартале, да еще и верующая в Иешуа! Почувствовав, что она верует по-настоящему, я рассказал ей о том, что меня беспокоит. Она представила меня другим прихожанам церкви Христа.

Кроме того, я встретился с одним молодым человеком, которого я знал еще со времени моей службы в армии. Когда у меня выпало! свободное время, я навестил его в Хайфе, где у него была квартира. Его жена также веровала в Иешуа. Один сюрприз следовал за другим! Он узнал меня и сказал: Если хочешь уйти из иешивы, можешь пожить у нас. Я был польщен, но отказался, так как не хотел быть обузой для его семьи. Но я сказал, что подумаю, и отправился снова в свою иешиву.

Я был изумлен тем, что мне открылось. Я встретил верующих, и среди них нашлись люди, которые готовы были предоставить мне кров.

Спустя несколько дней я, придя домой — в свою комнату в иешиве, обнаружил в ней большой беспорядок. Все было перевернуто вверх дном. Вероятно, кто-то видел, как я входил в церковь Христа. Меня обвинили в недозволенных связях. В моей комнате была найдена христианская литература. Когда я вошел, мне сказали: Теперь мы понимаем, в чем дело. Обычно тем, кто так себя ведет, мы показываем на дверь. Но тебя мы знаем уже несколько лет и знаем твою преданность. Вероятно, из-за того, что знакомство с той девушкой не привело к желаемому результату, ты впал в депрессию и стал искать утешения не там, где следует. Мы не можем даже вообразить себе, что ты можешь во что-то такое поверить. Ты, наверное, хотел только посмотреть, поэтому мы дадим тебе шанс и постараемся помочь. Но при одном условии: ты должен отречься от Иисуса и всего, что с Ним связано; сожги эти книги, в том числе и Библию. Даем тебе на это десять минут.

Была глубокая ночь; на улице шел проливной дождь. Перед моими глазами промелькнули последние полгода, когда я жил в иешиве как тайный верующий. Все это время я разрывался между двумя полюсами, и вот настал решительный момент. Я должен был выбрать.

Я кинул в сумку несколько вещичек из одежды и вышел на улицу, в дождь. Все остальные мои вещи остались в комнате. Я подумал: Заберу их как-нибудь в другой раз. Но этого так и не произошло; больше я туда не вернулся. Все то время, что я жил в иешиве уже будучи верующим, я чувствовал себя лицемером; меня не покидало чувство вины. Стоило ли в такое случае становиться верующим?!

Когда глубокой ночью я шел по улицам Иерусалима, я вспомнил о предложении знакомой пары пожить у них. Сел в автобус и через какое-то время постучался к ним в дверь. Они приняли меня, как брата. За несколько месяцев, что я прожил у них, Господь постепенно заживил боль в моем сердце. Я должен был осознать себя как личность и научиться быть самим собой.

В церкви Христа еще только создавалась община говорящих на иврите; вместе с ней рос и я. У общины был большой дом, где предоставляли приют молодым верующим и помогали им возрастать в Господе. В течение двух лет я жил вместе с руководителями общины. Теперь у меня есть своя квартира в Иерусалиме, и я очень счастлив. Мне пришлось жить в армии, в иешиве, вместе с другими христианами, и наконец у меня есть свой собственный угол. У меня есть работа в книжной лавке при церкви Христа, а в Бетрисе я нашел себе будущую жену.

Мои бывшие друзья-ортодоксы игнорируют меня. Некоторые из них пробовали уговорить меня вернуться. Но чаще всего они просто отводят глаза при встрече. Страна маленькая, и наши пути часто пересекаются.

Потребовалось несколько лет, прежде чем мне удалось преодолеть чувство вины, связанное с уходом из иешивы. Но по мере того как я становился сильнее, я сознавал, что поступил правильно, и наконец, смог полностью отрешиться от своего прошлого. Моя вера в Иисуса дает мне большую радость. За последнее время я испытал больше радости и блаженства, чем за всю свою предыдущую жизнь. Бог исцелил мои прошлые раны и привел меня к более глубоким взаимоотношениям с Ним. Я вырос как личность. Теперь я лучше могу оценить мое прошлое — годы, проведенные в умеренно-еврейской атмосфере, и годы, когда я был строгим ортодоксом. Теперь я могу понять как евреев, так и язычников.

Время от времени у меня случается возможность донести Благую весть об Иешуа до евреев-ортодоксов, что производит на них огромное впечатление. Мне это удается благодаря собственному примеру и хорошему знанию их образа жизни.

Я благодарю Бога за то, что стена, разделявшая нас, разрушена и что Его жизнь и радость стали доступны всем народам на земле. В нашу общину входят евреи и неевреи, и мы вместе составляем поистине единое целое во Христе. Я надеюсь посвятить мою будущую жизнь благовествованию Слова Божьего и созиданию моста между евреями и язычниками.

Я люблю мой народ и страну, как никогда раньше. Здесь я чувствую себя дома, и это чувство еще более усилилось с тех пор, как я возвратился в Отчий дом, к Богу. В нашей стране особенно необходим этот мост, так же, как и мост между евреями и арабами. Вместе со всеми верующими во всех странах мы созидаем храм из живых камней, в результате чего, как говорит апостол Павел в своем Послании к Римлянам (11, 15), наступит жизнь из мертвых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *