Двенадцать евреев находят Мессию. Глава 2 — Эльханан, художник. 2-я часть

История стала жизнью. Я пришел к необходимости исповедать мои грехи. Господь напомнил мне о людях, которых я использовал в своих целях. Нужно было принести покаяние.

Я хотел было попросить прощения у одного моего друга, но он сказал: Это пустяк. Я же считал, что это не пустяк. Я плакал перед моими друзьями, ибо некогда мои слова ранили их, мои поступки причиняли им вред.

Я не мог вынести своего прошлого, обличаемого Святым Духом. Я думал: Либо я схожу с ума, либо встретился с Богом Живым.

Друг, вместе с которым я делал книжку, был из христианской семьи, хотя и не придерживался по жизни своей религии. Он забеспокоился обо мне, съездил в город и, вернувшись, сказал: Послушай, я знаю, что у тебя сейчас трудный период; я нашел человека, который, вероятно, сможет тебе помочь. — Кто это? Он подал мне листок бумаги, и, развернув его, я прочел имя психолога: доктор Назарет. Опять! Еще одно указание на Того Единственного, Кто мог исцелить мою болезнь, на Человека из Назарета. Не этот сальвадорский доктор, который, вероятно, даст мне успокоительное или попытается утешить при помощи красивых слов, а Человек, умерший на кресте.

И я сказал: Прости, но к врачу я не пойду.

Господь привел меня на берег Залива всех святых (умерших — прим. переводчика). Это звучало жутковато. Теперь-то я знаю слова Иисуса: нельзя заново родиться, прежде не умерев. Правило, осуществляемое в крещальном погружении. Разумеется, тогда я ничего об этом не знал.

Оставив на берегу свое я: мой кошелек со всем его содержимым, — я вбежал в море. Я чувствовал себя так, будто приближаюсь к источнику, где смогу очиститься от болезни. Самое удивительное — на ноге у меня действительно была гнойная рана, символ болезни моего духа.

Я больше не хотел заражать других людей своими микробами. Продолжать так жить было бы преступлением. Меня тошнило от моей живописи, моих статей, от моего обращения с другими людьми. Я был нечист перед Богом, в точности, как говорит Исайя: Горе мне! Ибо я человек с нечистыми устами, и я живу среди народа также с нечистыми устами… (Ис. 6, 5).

Я поплыл в сторону океана. Я был готов умереть. Я думал: Бог может забрать меня, если Он хочет, я готов. Я был в хорошей форме и проплыл примерно с километр от берега. Я чувствовал нечто особенное, как будто со мной был Бог. Я устал, но Он давал мне новые силы.

Он привел меня к трем скалам, высившимся посреди залива. Я начал карабкаться на среднюю скалу, так как смертельно устал. Взбираясь на этот вулканический остров, я заметил, что в скале было отверстие, через которое выбегала вода от разбивавшихся о скалу волн. Звук журчащей воды напоминал звук слива в туалете.

Я понял, что это были за скалы. Я попал сюда для того, чтобы очиститься от своей болезни. Я буквально засунул больную ногу в поток, низвергавшийся сверху, и почувствовал, как боль отпускает меня, как нечто серое, черное и нечистое уходит из меня в океанские глубины. Потрясенный, я плакал, как новорожденное дитя.

Через некоторое время я вернулся вплавь на берег, и у меня было такое чувство, будто Бог крестил меня. Я стал другим человеком. Кошелек остался на месте, но человека, чья фотография лежала в кошельке, больше не было. Совсем как в моем сне.

Глядя вниз на лицо тонущего человека, я увидел себя. Произошла замена. Иешуа встал на месте моего прежнего я. Невероятно, но такова была реальность, странная и непонятная. И кто объяснит мне ее?

Вернувшись в Рио, я достал Библию. Я совершенно не знал Библии, но как только раскрыл ее, уже не мог оторваться. В течение девяти месяцев я только и делал, что читал Библию, слово за словом, страницу за страницей. Однажды я прочел из пророка Михея (7, 19): Он опять умилосердится над нами, изгладит беззакония наши. Ты ввергаешь в пучину морскую все грехи наши.

Именно так и случилось со мной. Мне было известно талмудическое толкование слова Ташлих *, означающее на иврите буквально ты бросишь. Обычно на Рош-а-Шана * ходили с молитвой вдоль какого-либо водоема с проточной водой и сбрасывали в воду свои грехи.

Я плакал и плакал, когда вдруг меня озарило и я понял, что произошло, и в первый раз в жизни почувствовал себя чистым и просветленным. Я в точности понял, что имел в виду апостол Павел, когда говорил: И уже не я живу, но живет во мне Христос. Он сказал эти слова не просто так, а пережив их на собственном опыте, так же, как и я.

Первое, что открылось мне при чтении Библии, — осознание своего еврейства. Словно внутри меня сказал голос: Вот ты — конечный плод длинной истории еврейского народа. Ты соединен с семенем Авраама. И даже если я брошу тебя в глубочайшую тьму или рассею тебя среди других народов, я опять найду тебя (см. Втор. 30, 3—4, — примеч. переводчика). Я думал: Бразилия слишком далека от Израиля, я жил в глубокой тьме, а теперь должен куда-то идти и что-то делать. Ибо евреи призваны проповедовать имя Бо-жие среди других народов.

У меня еще не было уверенности в том, что Иисус добр, но я уже полюбил Его как еврея. Я продолжал свои поиски в Библии, начиная с Книги Бытия и вплоть до Нового Завета. Я потерял чувство времени. Читая о Дне искупления в Книге Левит, я думал: Ты видишь, что всюду одна и та же картина, один сменяется другим, один умирает, другой живет. Смена—это расплата за грех, затем наступает примирение — все было так ясно.

В какой-то момент я почувствовал, что мне нужно выйти на улицу. Я прошелся немного, поднял глаза и увидел звезду Давида. Представляете, в центре Рио-де-Жанейро! Но что все эти люди тут делают? Я подошел к одному человеку и спросил: Что здесь происходит? Он ответил: А вы не знаете? Сегодня Иом-Кипур! Я не сразу понял, что стою перед синагогой и что сегодня День искупления.

Бог дал мне прочесть об этом в Своем Слове, чтобы затем привести меня к общению со Своим народом.

Позже я посетил главного раввина Рио-де-Жанейро, так как хотел как можно быстрее все узнать. Его секретарша спросила, по какому вопросу я пришел. Можете ли вы устроить мне встречу с раввином? — спросил я и рассказал, что хотел бы поговорить с ним о Боге.

Я был как наивное дитя. Она подумала, что я шучу и сказала: Он не разговаривает о Боге. Возможно, она была также права.

Но тем не менее я повстречался с раввином и позволил ему прочитать мне тексты из Библии, в которых было пророчество, что Мессия должен был родиться в Вифлееме и пострадать за наши грехи. Он сказал: «Они вовсе не относятся к Иисусу. Вы обманываетесь. Я начал открывать, что евреи едины по меньшей мере в одном: Еврей не должен веровать в Иисуса. Очень много взаимосвязано с этим, даже сам вопрос: «Кто такой еврей?», но они полностью согласны в том, что еврей не может веровать в Иисуса.

Я посетил католические церкви, пятидесятнические церкви и харизматические группы и пытался понять, что же происходит там.

Два года спустя Бог подтвердил мне то, чего я не мог бы представить себе в самом диком сне: Что я поеду в Израиль. Я читаю: «Я возьму вас из всех краев земли и приведу вас домой в землю, которую Я обещал вашим отцам.»

Это произошло впервые, когда я находился в Соединенных Штатах. Там я сказал своей семье, что я собираюсь в Израиль.

Моя мать — разумная, духовная женщина в возрасте восьмидесяти одного года. Моя семья пережила различные благословения и проклятия из Торы, но моя мать всегда стояла за Бога. Я рассказал ей о своем переживании, что я уверовал в Иисуса. Она спросила: «Ты стал католиком?» — Я сказал: «Бог знает. Я еврей, нашедший Мессию. И только теперь я знаю, что в действительности означает быть евреем. И я собираюсь в Израиль и буду жить там как еврей.»

Моя мать посмотрела вокруг в своей комнате, чтобы убедиться, что никто этого не слышит, и начала мне рассказывать о видении, которое у нее было много лет назад. Она сказала, что. она сначала испугалась рассказать о нем кому-либо. «Я видела Его — сказала она. Он стоял прямо передо мной: Иисус. Его руки были протянуты ко мне и Он был прекрасен. Но затем она прямо сказала: конечно, мы евреи, и мы не должны верить в Иисуса, но Он чудесный человек. Я ничего не имею против Него. Она1 видела, что моя жизнь была вдохновлена Богом и была счастлива от этого. Позже она стала верующей. Моя мать сделала кое-что еще. Она взяла желтый кусочек бумажки, на котором было что-то написано на еврейском языке в восьмой день моей жизни. Я прошел обряд обрезания тридцать лет назад. Мое еврейское имя было написано на нем.

Будучи снова в Рио, я принес его в синагогу. Человек объяснил мне: Это — имя, которое ты получил при обрезании, Элханан. Это означает: «Бог простил, Бог был милостлив.»

Это ли не чудо? Листок бумажки с моим новым именем ожидал меня более тридцати лет. Я никогда не был рад своему английскому имени. Так как и все остальное, оно было ложным. Так, что-то для удобства, не имеющее смысла. Элханан — Бог простил меня. Это было имя для моей новой жизни. Я был рожден свыше и был свободен.

Будучи в Рио (это произошло, когда еврейский праздник Пейсах и Христианское Рождество совпали по времени), я пошел в Баптистскую церковь, но некоторые люди странно смотрели на меня, когда я, еврей, вошел с моей подружкой мулаткой в церковь. Еще очень многому необходимо было измениться снаружи, после того, как Бог коснулся меня изнутри.

Я повстречал других верующих и мы пошли праздновать в одно место, где праздновали морские пехотинцы. Мы все были старыми друзьями, но там произошло нечто странное. В то время как все танцевали и пили, я вышел на балкон и стал говорить своим друзьям о Боге. Я никогда не был в Библейском колледже или в каком-либо подобном учреждении, но внезапно я получил громадные знания о Боге. Мои друзья смотрели на меня странным образом и некоторые понимали, что со мной что-то особенное произошло.

Мне пришлось все оставить и только благодатью я уехал в Израиль. Я начал вновь и вновь задаваться вопросами. Я говорил с ортодоксальными иудеями и спрашивал их, что означает быть евреем.

Я сказал: «Бог не привел меня назад в Иерусалим, чтобы стать баптистом!» Я начал изучать еврейский. Я уже говорил на португальском, французском и английском. Но еврейский был глубок, как океан. Другие языки это лишь волны на поверхности.

Я спросил некоторых христиан: Бог повелел детям Израиля соблюдать субботу, почему мы не делаем это?

Они ответили мне, все это ушло с Христом. Мы теперь вошли в субботу Христа.»

Я ответил: «Это звучит неплохо, но там также говориться для всех ваших поколений!»

Никто не мог ответить мне на это. И снова я оставался перед дилеммой.

После своего прибытия, я повстречал свою жену Джулию на хлопковых полях кибуцы. В точности как кто-то пророчествовал, я повстречал свою Руфь на полях Израиля. Мы поженились, и она была женщиной моей мечты, у нас было двое детей.

Одним субботним утром, когда мы жили в центре Иерусалима, я сел в автомобиль с намерением поехать в Баптистскую церковь. Все были в Синагоге или еще спали, на улицах было тихо и шум мотора поколебал окружающую тишину.

Я вошел во внутрь и сказал Джулии: «Я думаю, что нам следует уважать субботу.» Она сказала, но общение с другими верующими также важно.

Так что мы поехали на служение, но мысль не ушла. Наконец я сказал с завтрашнего дня мы будем соблюдать субботу. Бог провидит, если мы будем соблюдать все условия.

Мы зажгли свечи в пятницу вечером, произнесли Кид-душ, благословение для начала субботы, и почувствовали, что мы сделали нечто, чего Бог хотел от нас.

Наши соседи, которых мы почти не знали, заглянули в окно, они увидели свечи и сказали: «Привет!» Мы сказали: «О пожалуйста заходите и будьте нашими гостями.»

Они вошли и разговор начался. Они посмотрели на наши книжные полки и увидели книгу об Иешуа. Мы подумали: «О если бы все закончилось без проблем.»

Но затем моя жена внезапно сказала: «Мы евреи, верующие, что Иешуа является Мессией.» Я подскочил, чтобы остановить ее, но это слово уже вышло.

И знаете вы, что сказали наши гости? Мы — тоже!

Так что Бог сразу провидел все наши нужды в общении с другими верующими, когда мы были послушны.

Мы повстречали еще больше верующих, приглашали их, и в течение полутора лет у нас образовалась домашняя группа. Я играл на гитаре, мы пели вместе. У нас не было очень много знаний, но много энтузиазма.

Но мне нужно было найти кого-то, кто мог бы ответить на мои многие вопросы. Некоторые вопросы я не осмеливался задавать верующим, встречавшимся мне. Они слишком боялись их.

Затем я встретил человека, Иосифа Шулама, который знал Талмуд и Новый Завет. Он не боялся вопросов. Если бы и гигант стоял перед ним, он бы сложил его, положил бы его на стол, разрезал бы его на куски, вынул бы все внутренности и сказал: «Что здесь страшного?»

Я сейчас являюсь членом мессианского еврейского собрания здесь в Иерусалиме.

Мессианское движение началось и продолжается.

Если вы хотите спокойствия, то вам может быть лучше остаться в Америке. Тогда вы можете быть мессианским евреем с киппа на вашей голове и полной Библией в ваших руках. Это может быть даже еще одной формой представления. Когда я приехал сюда двенадцать лет назад, я плакал каждые полчаса. Я ложил свою руку на почву Израиля и думал, земля и плоть стали одним. Внезапно я понял, я в правильном месте, в правильное время и теперь у меня правильное имя.

Я пошел к западной стене и услышал, как Бог сказал мне: «Добро пожаловать домой.»

Я прошел длинный долгий путь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *